Среда, 18 Окт 2017
Пробьемся? PDF Печать E-mail
10.12.2012 11:06

-5_0_4В прошлом номере «Ярмарки» были опубликованы материалы Круглого стола по проблемам долгов в системе ЖКХ. Редакция получила множество откликов на этот материал. В некоторых из них говориться, что впервые на страницах местной (да и не только местной) прессы состоялся столь глубокий и компетентный разговор по проблеме ЖКХ.

 

Сегодня результаты Круглого стола комментирует его ведущий Сергей Персианов.

 

Мне часто приходится цитировать очень актуальный для российской действительности Закон Мэрфи: «Любая сложная задача имеет одно простое неправильное решение».

Правда, когда речь идет о проблемах нашего ЖКХ уместнее уже употреблять русскую пословицу про грабли.

Круглый стол, проведенный в «Ярмарке», со всей очевидностью подтвердил это.

Разговор, действительно был очень компетентный и глубокий. Конечно, в газетную публикацию попала лишь малая часть дискуссии. Поэтому позволю себе сформулировать наиболее важные выводы по материалам Круглого стола.


Вывод первый

Реформа ЖКХ провалилась. И это не специфика Сергиева Посада или Московской области. Она провалилась повсеместно – по всей России. И вся полнота ответственности за это лежит на центральной власти.

Причины провала?

 

1. Недооценка реальной ситуации. Жилищно-коммунальный комплекс в России чудовищно затратный, чудовищно устаревший морально и физически. Бедное население и еще более бедные муниципалитеты (бюджеты муниципалитетов не позволяют достойно решать и десятой доли проблем городов и сельских поселений) не в состоянии управляться с этой насквозь проржавевшей и прогнившей махиной. Можно заводить уголовные дела на управляющие компании, можно унижать Глав муниципалитетов на областных совещаниях. Но все это имеет исключительно политический, а не хозяйственный смысл.

Именно поэтому сфера ЖКХ сегодня притягивает больше авантюристов и «специалистов по срубанию денег», а законопослушный бизнес остерегается этой отрасли. Не случайно и жители отказываются от своих прав на управление домами (не создают ТСЖ, не участвуют в собраниях по выбору УК, и.т.д.): они на уровне интуиции сознают, что сами «не потянут». А на власть, если приспичит, можно «нажать».

2. Любые попытки нормального бизнеса в ЖКХ в зачатке душатся тарифной политикой государства. На Круглом столе Валерий Ховрачев привел такой факт: доля стоимости энергоносителей в структуре тарифов ЖКХ за 6 лет поднялась с 50% до 80%. Это уже делает бизнес в сфере ЖКХ почти бессмысленным (если ты не поставщик газа, мазута или электроэнергии).

Кроме того, тарифная политика мощно стимулирует стагнацию и бесхозяйственность в коммунальной сфере. Как только предприятие добивается результатов в энергосбережении, ему немедленно снижают тарифы. То есть быть разгильдяем и транжирой гораздо выгоднее, чем быть рачительным хозяином.

И это еще не все. Поставщики газа обкладывают потребителей флажками круче, чем охотники волков. Перерасходовал газ – наказывают рублем. Сэкономил – тоже наказывают и урезают лимиты. Никаких отговорок – суровая зима, теплая зима – не принимается. Как раз в этом вопросе «дисциплина» железная. Государство всей своей мощью встает на защиту газовщиков и энергетиков.

То есть прибыли энергетических монополий для государства пока важнее, чем реформирование и модернизация ЖКХ.

Выход здесь один: необходима консолидированная позиция муниципалитетов и Субъектов Федерации для изменения государственной политики в сфере ЖКХ, в первую очередь в части финансирования. Но теперь уже не за счет «Федерального фонда реформирования ЖКХ» (жизнь показала, что не все федеральные чиновники кристально чисты), а системно – за счет перераспределения доходов государственного бюджета в пользу муниципалитетов. Если уж муниципалам в полномочия записали жизнеобеспечение населения, то надо обеспечить их и ресурсами для этого.    

Вывод второй

На Круглом столе был сделан единодушный вывод: создание государственного ЕРКЦ проблемы долгов не решит. Собственно, он и создается не для решения проблем в ЖКХ. Он создается для решения совсем другой проблемы – мобилизации доходов в интересах все тех же поставщиков газа и электроэнергии. И эту проблему на какое-то время ЕРКЦ, несомненно, закроет.

Но мы помним со школы: если в каком-то месте что-то убыло, то в другом месте столько же присовокупится. И, наоборот. Если где-то присовокупится, то в другом месте – убудет. А убудет опять на местах – там, где текут крыши, лопаются трубы, переполняются мусорные контейнеры, а снег засыпает придомовые тротуары.

Конечно, проблема долгов в ЖКХ является крайне острой. Но прежде, чем предлагать какое-то универсальное решение, давайте «простучим» всю цепочку по которой движутся финансы. Ведь даже две крупнейшие в городе компании – «Теплосеть» и «Посад Энерго» -  даже с помощью арбитражных судов не могут разобраться кто кому из них должен.

Наверное, пора уже признать и то, что долги населения за услуги ЖКХ – это один их главных факторов перманентного финансового напряжения в этой сфере. Безусловно, политически, выгоднее все валить на управляющие компании. Но, похоже, этот «политический ресурс» исчерпан.

Конечно, долги населения – это тоже в существенной мере результат государственной политики: опережающий рост цен на энергоносители, несовершенное законодательство, и.т.д. Но здесь можно что-то серьезно подправить и на местном уровне.

 

Главный вывод

На протяжении нескольких лет «реформы ЖКХ» все участники этого процесса (жители, управляющие компании, коммунальные предприятия, местная власть, областная власть, федеральная власть) только и делали, что уличали друг друга в различных грехах. И, в конце концов, убедились, что это имеет смысла не больше, чем споры в песочнице, относительно куличиков и совочков. Похоже, все «субъекты» ЖКХ созрели для конструктивного взрослого диалога.

Но даже больше оптимизма внушает позиция, которую демонстрирует сегодняшняя городская власть. Очевидно, что на смену богословам, «рыцарям черного PRа» и административному подмастерью к руководству Сергиевым Посадом пришли люди, понимающие город и сознающие меру собственной ответственности за каждое решение, за каждое свое слово.