Среда, 18 Окт 2017
You are here: Главная Творчество Книга on-line С Дедом Морозом и Снегурочкой.
С Дедом Морозом и Снегурочкой. PDF Печать E-mail
Автор: Персианов С.А.   
10.01.2013 11:58

1972 год, фотолаборантСвяточный рассказ

Эпизод, о котором хочу рассказать, случился ровно сорок лет назад –  31 декабря 1972 года.

В этот год я окончил школу, провалил экзамены в институт и поступил работать на Загорский оптико-механический завод. Я хотел устроиться в 49-й цех, где работало много моих знакомых и друзей. Но отдел кадров определил меня в заводскую фотолабораторию (видимо, кадровики купились на информацию про фотокружок[1] в моей анкете). В мои обязанности фотолаборанта входила съемка, обработка фотоматериалов и печать фотографий. Естественно, в первые месяцы на меня спихнули всю мелочевку – фото на пропуска, на цеховые доски почета, съемку за территорией завода и всякую начальственную халтуру…

Перед Новым годом на ЗОМЗе каждый цех организовывал поздравления детей своих сотрудников. Наряжали самого фактурного мужика Дедом Морозом, подбирали ему Снегурочку, и те в два-три дня объезжали многочисленную цеховую детвору.

В нашем отделе народу трудилось не так много, поэтому обходились одним днем.

Накануне того самого 31 декабря меня вызвал начальник отдела Петр Иванович Мошков. Кроме него в кабинете была главная общественница отдела по фамилии Бублик (она и вправду выглядела очень сдобно).

Вместе они поручили мне назавтра поехать с Дедом Морозом и поснимать детишек для семейных фотоальбомов. (Заводские всегда старались  использовать профильные возможности своего цеха или отдела в «культурно-массовой» работе).

Сейчас я уже не могу вспомнить фамилий Деда Мороза и Снегурочки, к которым я был приставлен. Помню, что Дед Мороз был моим тезкой – Сергеем. Он работал наладчиком множительной техники и вне новогодней роли имел внешность вполне пролетарскую. Снегурочка же и вовсе стерлась из моей памяти. Возможно потому, что все девушки отдела были настоящими красавицами[2], и любая из них могла бы подойти на роль дедморозовой внучки.

Хотя и немудрено, что некоторые детали этого дня навсегда выпали из моей памяти…

Начали мы поздравлять часов в 9 утра.

В каждой квартире нас встречали по-семейному. После подарков, стишков и фотовспышек детей уводили в другую комнату или к соседям, а взрослые присаживались к столу и поднимали два-три тоста за наступающий.

К 11 часам у Сергея стали появляться масштабные идеи, не предусмотренные нашим рабочим графиком. Он стал, например, настаивать, чтобы мы заехали к директору ЗОМЗа Леониду Прокофьевичу Булавину. Мне это казалось невиданной дерзостью, поскольку все руководство ЗОМЗа было для меня небожителями. (Тогдашнее руководство завода действительно входило не только в советскую, но и в мировую научно-производственную элиту).

После долгих препирательств Сергея с водителем (Снегурочка скорее была на стороне Деда Мороза, чем трезвого водителя) достигли компромисса – решили ограничиться главным конструктором (фамилия его была Лапшин, а имя и отчество я, увы, не помню).

Главный конструктор – как и подобает аристократу – встретил нас в домашнем халате и удивленно произнес:

- Помилуйте, мы не заказывали.

Но тут же сориентировался в ситуации и пригласил нас в гостиную, которая мне показалась невероятно просторной. Там за шахматным столом сидел еще один солидный мужчина, которого я сразу узнал по портрету на заводской Аллее Славы. Судя по расстановке фигур, партия была в самом разгаре. Это же подтверждала и открытая бутылка коньяка (тогда тоже напиток небожителей), и две хрустальных рюмки.

В тот день я первый раз попробовал коньяк. Правда, перед тем, как подать мне рюмку, хозяин дома спросил:

- Юноша, простите… Вам родители уже позволяют пить алкоголь?

Когда мы возвращались в наш РАФик, я испытывал гордую радость. И в этот самый момент мне в голову тоже стали приходить разные творческие  идеи. Первая из них – отправить Мороза со Снегуркой к моей девушке.

- Тезка, о чем разговор?! – широко и дружески ответил Дед Мороз.

Мы поехали ко мне домой за подарком (это был плюшевый тигренок – между прочим, тоже большой дефицит тогда), а затем к ее дому. Я не пошел с ними, чтобы не нарушать новогодней сказочной таинственности.

Они долго не возвращались, я уже пожалел, что остался в машине…

Когда они, наконец, появились, Сергей пожал мне руку:

- Теща у тебя – на сто процентов! – сказал он. (Кстати, оказался прав).

- Хор-рошие люди, - поддержала его Снегурочка, доверительно кивнув мне.

Да и без слов было видно, что встретили их хлебосольно.

Из графика мы выбились безнадежно.

В восемь вечера у нас оставалось непоздравленными еще трое детей. Дед Мороз был уже совершенно пьян. Снегурочка постепенно подтягивалась. К очередному поздравлению от машины до квартиры мы шли минут пятнадцать. Дед и Снегурка каждые два шага останавливались и взасос целовались. В подъезде мне показалось, что они поцелуями уже не ограничатся… Но Снегурочка в последний момент с громким смехом вывернулась из объятий и нетвердо потянулась к звонку.

Дальше я помню только необъятное чувство стыда.

Потом только я узнал, что к двоим детям мы так и не добрались с поздравлениями…

А Новый год я все-таки встретил со своей девушкой (в этом году мы с ней справили уже 37-ю годовщину свадьбы). Как мне тогда за три часа удалось выспаться, принять душ, облачиться в праздничное и почти трезвым прийти к ней в полдвенадцатого, я не знаю. Молодой организм, наверное…

Какое-то время я вспоминал и рассказывал эту историю друзьям как комедию. Потом у меня родился сын. Когда ему было три года, и подошел очередной Новый год, я вдруг вспомнил про двух детей, до которых мы так и не добрались тогда. Представил, как они ждали Деда Мороза и подарков… Это сейчас можно в любое время выскочить и накупить подарков, апельсинов, и даже заказать «скорого» Деда Мороза. А тогда они легли спать без подарков и без Деда Мороза. Можно только догадываться, какой трагедией это было для них.

Эту вину я ношу в сердце до сих пор. Хотя моей-то вины, строго говоря, и не было…

Сегодня тем детишкам за сорок. Простили они Деда Мороза?


Сергей Персианов



[1] В 6-7 классах я занимался в фотокружке в ДК имени Гагарина. Руководителем кружка был Анатолий Николаевич Максимов, ныне один из самых известных в городе фотографов и фотожурналистов.


[2] Среди этих замечательных сотрудниц отдела, кстати, была и нынешняя супруга Главы района Владимира Короткова