Среда, 18 Окт 2017
You are here: Главная Творчество Книга on-line Юра Козлов
Юра Козлов PDF Печать E-mail
Автор: Персианов С.А.   
18.02.2013 09:50

На днях мы с заместителем главы города Константином Бочаровым, обсуждая проблемы городской политики, вспомнили всуе о Юрии Козлове. И оба с удивлением обнаружили, что один из главных персонажей районной политики 90-х годов где-то бесследно растворился, исчез. В тот же вечер я обзвонил с десяток наших общих с Юрой знакомых. Никто ничего не знал. И даже любопытства никто не проявил. Словно и не было такой местной знаменитости — Юры Козлова…
Говорят, фамилии людям не просто так достаются.
Юру никакими силами невозможно было столкнуть с избранной им тропки. Если у него появлялась цель, он двигался к ней твердо, упрямо, агрессивно. Жизнь вокруг могла поменяться, могли свернуть с тропы спутники и сподвижники, сама цель могла обесцениться… А Юра продолжал двигаться в одном направлении, даже не поворачивая голову в сторону тех, кто пытался докричаться до него…

… Когда нам с Юрой было по десять лет, мы стали в прямом смысле кровными друзьями. Мой отец тогда завершил офицерскую службу, и наша семья из абхазского города Гудауты — последнего места службы отца — переехала в Загорск. Родители сняли крошечную комнатушку в доме №36 по Огородной улице и начали налаживать гражданскую жизнь.

Я поступил в третий класс начальной школы №13, которая располагалась в здании храма Михаила Архангела в Берёзовом переулке. Это была уже четвёртая школа в моей недолгой ученической жизни, я был "новичком" с опытом, поэтому не ждал особого гостеприимства от будущих одноклассников.
Так оно и случилось. Первая же моя перемена в школе-храме должна была окончиться дракой "все на одного". Но за меня вступился какой-то коренастый крепыш, и вдвоем мы дали достойный отпор противникам.
Так я и познакомился с Юрой Козловым. Он жил на Полевой улице, недалеко от моего дома. Почти все остальные крепкие пацаны из класса жили на Комсомольской. Они и "держали шишку" в школе. Юре, видимо, часто доставалось от них. Но он не сломался и ждал своего часа.
В тот день его "заступничество" не ограничилось дракой на перемене. Он пошёл провожать меня до дома. "Комсомольские" шли следом за нами, выбирая удобное местечко для нападения. Второй раз драться пришлось почти напротив дома, где ютилась наша семья. Я убрал очки в портфель, мы с Юрой интуитивно стали спина к спине (через много лет я узнал, что это классическое правило рукопашного боя, когда на двоих нападает толпа). Против нас было человек пять. И Юра, и я дрались одинаково цепко. Но в Юре была ещё какая-то недетская ярость и беспощадность. Иногда он садился на грудь поверженного противника и лупил кулаками в лицо. И никакими усилиями друзья жертвы не могли оттащить его: в маленьком Юре просыпалась какая-то необузданная мужицкая сила.
С Юрой мы стали близкими друзьями. И когда после окончания начальной школы наши пути разошлись — он поступил в школу №2
(на улице Карла Маркса), а я в школу №21 (на Северном поселке) — мы часто ещё вместе гоняли мяч в Берёзовой роще у его дома.
Это был тоже любопытный футбол. Юра ставил на ворота (две толстых березы) своего младшего брата Мишку, а мы с ним рубились один на один "в поле" — с дриблингами, финтами и силовыми приёмами. Юра был мощнее и агрессивнее. Я — быстрее и ловчее. Мне удавалось забивать больше. Каждый мой гол Юра переживал очень бурно. Он подбегал к Мишке и с руганью отвешивал ему нешуточные оплеухи. Мишка сносил побои брата покорно, как должное…
Но постепенно и у Юры, и у меня складывалась другая жизнь, в которой мы уже не нуждались друг в друге…
Я окончил институт, поработал преподавателем в кинотехникуме, потом инструктором в горкоме КПСС.
В 1987-м стал директором школы… Как раз подошла "перестройка" , и я оказался в самой гуще политических баталий. Меня даже выдвинули кандидатом в народные депутаты СССР в 1989 году.
Вот тогда и произошла моя новая встреча с Юрой Козловым. Это было на каком-то предвыборном мероприятии: Юра был доверенным лицом фаворита выборов Александра Крутова, диктора Центрального Телевидения, ведущего популярнейшей телепрограммы "Прожектор перестройки" (чуть не написал "Пересхилтон"…).
Юру я узнал без труда. Бывает, люди с возрастом неузнаваемо меняются. Другие до глубокой старости сохраняют безошибочную похожесть. Не знаю, от чего это зависит. Думаю, дело в какой-то внутренней, сущностной динамике человека.
Так вот, Юру Козлова я сразу узнал. Но что-то новое появилось в его лице. Я не мог понять что. Но это "что-то" подсказывало, что взрослый Юра должен был стать именно таким.
Несмотря на старую дружбу и долгую разлуку, встретились мы без сантиментов. Единственное, что меня по-настоящему тронуло, это Юрин рассказ о смерти его младшего брата Мишки — нашего неизменного вратаря. Он гулял в какой-то компании за городом, выпил лишку и уснул прямо на автобусной остановке. А мороз был за 20 градусов. Так и замёрз. Мишке было, кажется, восемнадцать лет.
Мне было странно слышать, как Юра покровительственно рассуждает на темы демократии. Он совершенно не вписывался в образ "демократа первой волны" — бородатого улыбчивого интеллектуала, в лице которого легко читалась Большая Советская Энциклопедия и собрание сочинений Хемингуэя. Юра был внешне полной противоположностью этих ребят. Он походил на плакатного ударника коммунистического труда, только что остановившего токарный станок и думающего о своих законных 150 граммах (Юра действительно был рабочей костью, трудился в одном из цехов ЗЭМЗа)…
После этого мы с Юрой встречались по нескольку раз на неделю: решали вопросы объединения "демократических сил", готовили митинги, собрания… Мы вместе создавали проельцинскую организацию "Обновление", где Юра стал руководителем аппарата. Вместе проводили кампанию по выборам в районный Совет в 1990 году, на которых "Обновление" получило почти половину мандатов… Потом организовывали газету "Зеркало", и здесь уже львиную долю работы делал Юра. Он вообще оказался способным аппаратчиком. Его усилиями "Обновление" стало самой мощной местной партией (кстати, до сих пор ни одна политическая сила в районе не имеет такого влияния, какое имело ОПО "Обновление").
Несмотря на это соратничество, несмотря на все опасности и угрозы, которые нам пришлось вместе преодолевать уже во взрослой жизни, мы так и не смогли повторно стать друзьями. Напротив — мы все глубже ощущали наши человеческие несовпадения. В какой-то момент я окончательно понял, что и тогда — в детстве — и сейчас мы дрались за разные ценности. Мне было важно отстоять человеческое достоинство, создать пространство свободы, необходимое для реализации своих идей. А Юра был одержим страстью повелевать людьми. Нам просто немного не хватило времени, чтобы стать врагами…
Кстати, я вспомнил, что меня смутило в его облике, когда мы встретились первый раз после детства. Это маленькие черные усики.