Понедельник, 11 Дек 2017
You are here: Главная
Сергей Александрович, наливайте… PDF Печать E-mail
Автор: Персианов С.А.   
02.03.2014 00:16

Это было летом 1993 года. На Троицу.

Первый заместитель Главы района Николай Федорович Бобылев и я после рабочей прогулки по городу (надо было проверить порядок в городе и посетить праздничные мероприятия) зашли в гости к директору Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника Константину Васильевичу Бобкову. Его кабинет тогда находился в Лавре.

Хозяин соорудил простенький стол из бутербродов и фруктов, поставил чай…

Прямо под окнами кабинета был вход в Троицкий Собор, куда небольшими группами тянулись люди. (Мода на праздничное посещение храмов еще только начиналась, и столпотворения не наблюдалось). Было хорошо видно всех, кто оказывался на подходе к храму…

Не помню уже, кто именно узрел в окно тогдашнего руководителя администрации Президента России. Первая реплика по этому поводу была обращена ко мне:

Сереж, вон твой полный тезка к нам приехал – Сергей Александрович Филатов.

Я подошел к окну. В самом деле, прямо под нами, у входа в Троицкий Собор стоял руководитель Кремлевской администрации…

Николай Бобылев быстро спустился вниз и вскоре вернулся уже вместе с гостем и его супругой.

Мы представились, ответили на вопросы о политической и хозяйственной ситуации в городе. Хотя смысл его вопросов, мне показалось, был в другом. Он хотел по нашим ответам понять, где он оказался – среди «своих» или среди «чужих». В то лето страна стремительно двигалась к гражданской войне. Верховный Совет требовал импичмента Борису Ельцину, а сторонники Президента готовили роспуск законодателей… Губернаторов, глав местных администраций поголовно косила шизофрения: лояльности от них настойчиво требовали и те, и другие. Синдром «раздвоения личности» можно было обнаружить у любого мало-мальского начальника в России.

Надо сказать, что Сергиево-Посадский район входил в число мест, где были сильны позиции Александра Руцкого, тогдашнего Вице-Президента РФ и главного врага Бориса Ельцина. Скорее всего, в аппарате Президента знали об этом…

После нескольких минут разговора, поняв, что он оказался все-таки среди «своих», Сергей Александрович стал делиться своими соображениями о ситуации в стране, подробно и, – как нам показалось, – искренне отвечал на наши вопросы.

(Кстати, наша позиция – поддерживать Президента – была не столько идеологической, сколько профессионально-этической. Если ты играешь в оппозицию, то ты должен оставить службу в исполнительной вертикали власти. Кроме того, было ясно, что в 1993-м шла не идеологическая, а клановая борьба. И если Ельцин уже доказал свою способность «крепко держать руль», то приход к власти Хасбулатова и Руцкого грозил полным хаосом, войной «всех против всех»).

Тем временем хозяин кабинета «обновил» стол, на нем появилось вино, коньяк.

Раскладывая салфетки, он с шутливым укором призвал меня:

  • Сергей Александрович, что стоите? Наливайте!

Филатов, стоявший рядом со мной, принял это на свой счет. Со словами «Да, да, я сейчас» он взял бутылку коньяка и стал наливать.

Константин Васильевич покраснел, нервно засмеялся и произнес: «Сергей Александрович, я не Вам, а другому Сергею Александровичу!»

  • Ничего, ничего. Я справлюсь, - ответил главный кремлевский чиновник.

Теперь уже дружно рассмеялись все…

 

… Сейчас много и зло ругают «ельцинское» время. Это легко объяснить. 90-е годы старшее поколение связывает с разрушением традиционного жизненного уклада, потерей накоплений, беспределом «братков», несправедливой приватизацией (как будто она могла быть справедливой)… Ненависть к этому времени экстраполировалась и на все его символы… Основными жертвами этой ненависти стали понятия «демократия» и «демократ». Они стали синонимами двуличия, обмана, стяжательства. Между тем, 90-е годы были гораздо более наивными, честными и справедливыми, чем время нынешнее. И уж точно не было такой непреодолимой глухой стены между народом и властью…

 

Сергей Персианов